"Без срока давности"

Слайд1Слайд6Слайд2Слайд4Слайд3Слайд7Слайд5

В течение трех  последних лет Следственным комитетом России было возбуждено четыре уголовных дела, связанных с событиями Великой Отечественной войны. Хотя с тех пор прошло 80 лет, нет в живых свидетелей и виновников, забывать о палачах и их жертвах нельзя, считают сотрудники Следственного управления Следственного комитета России по Краснодарскому краю.

По свидетельству архивных документов, массовые расстрелы мирных жителей происходили по всему краю, практически в каждом кубанском городе или станице. Однако большинству кубанцев о них ничего не известно.

Об уничтожении воспитанников детского дома в Ейске в 1942 году кубанская пресса заговорила в связи с делом о геноциде детей, возбужденным в октябре прошлого года. В начале войны сирот эвакуировали из Симферополя в Ейск. В 1942 году, когда город был оккупирован, к детскому дому подъехало несколько грузовиков с военнослужащими вермахта, которые насильственно погрузили детей и вывезли на окраину, где их убили и захоронили. Тела 214 убитых детей обнаружили после освобождения Краснодарского края от немецко-фашистской оккупации в 1943 году в районе Широчанского хутора.

Согласно данным архивов, для исполнения карательных операций против советских граждан на территорию Краснодарского края в период 1942‒1943 годов была направлена зондеркоманда СС-10 "а", возглавляемая доктором Куртом Кристманом и имевшая на вооружении мобильные газовые камеры.

В ходе таких операций 9 и 10 октября 1942 года члены группы под командованием начальника гестапо в городе Ейске при участии коменданта города и врача гестапо совершили массовое убийство воспитанников детского дома. Часть военнослужащих, в том числе и Курт Кристман, за совершение этих преступлений была осуждена.

Документы, которые стали основанием для возбуждения уголовного дела, были впервые опубликованы 7 октября 2019 года в канун годовщины этой трагедии. Среди них акт об исследовании братских могил и эксгумированных тел, а также список с именами погибших детей и показания свидетелей.

В октябре 2020-го, после снятия грифа «секретно» с документов из архива ФСБ России, появились публикации об убийстве нацистами почти четырехсот пациентов и сотрудников Березанской психиатрической лечебницы в Выселковском районе и гибели в машинах-душегубках 42 детей — пациентов больницы в хуторе 3-я Речка Кочеты в Усть-Лабинском районе края.

Накануне дня освобождения Краснодара,10 февраля 1943,  триста заключенных, заживо сожгли в подвалах гестапо на улице Орджоникидзе. Двести жителей  маленького хутора Второй Западный, также были сожжены  прямо в своих домах. 209 жителей поселка Михизеева Поляна были  расстреляны  в 1942 году. В публикациях, посвященных Михизеевой Поляне, журналисты называют ее кубанской Хатынью.

Всему миру известен польский врач, писатель и педагог Януш Корчак, который добровольно отправился в концентрационный лагерь, не бросив своих учеников, и погиб вместе с ними в газовой камере. Но никто не слышал о Нине Викторовне Плешивой, учительнице из Михизеевой Поляны, которая не оставила учеников и была расстреляна немцами вместе с ними. Погибли и ее собственные маленькие дети.

Такой же случай, тоже подтвержденный документально, произошел в Гулькевичском районе, где вместе с двумя собственными детьми была расстреляна учительница Надежда Яковлевна Козорозова. Помнить о них должны все…

В документах описана трагедия, произошедшая в 1943 году в станице Варениковской. Незадолго до отступления немцев комендант станицы Гостагаевской Гофман, его помощник оберфельдфебель Фитлер и полицай из местных Багмет с группой солдат силой забрали у родителей детей до тринадцати лет.

Сорок детей, собранных по приказу коменданта, вывезли в станицу Старотитаровскую, в которой располагался госпиталь для раненых немецких офицеров. Начальник военного госпиталя приказал вести детей в специальную комнату — там из них выкачали всю кровь. Тела детей были захоронены неподалеку. После освобождения Кубани по данному факту было проведено расследование, установлены виновные в гибели детей.

Работа следователей помогла вернуть из небытия имена 109 человек, расстрелянных в станице Тамани в 1943 году. В архивах нашлись акты о расследовании злодеяний оккупантов, составленные после ухода немцев. На пожелтевших от времени листках с текстом, напечатанным на машинке,— фамилии убитых станичников. Тела расстрелянных были эксгумированы и опознаны при участии уполномоченных НКВД, местных властей и жителей, судмедэкспертов.  Даже теперь, спустя десятки лет, читать эти акты тяжело. В них подряд идут одинаковые фамилии: Зубко (пять человек), Морозовы (четверо), Черноморченко (семеро). Расстреливали людей семьями, не щадили детей... Убитые жители были похоронены в братской могиле в центре станицы.

 Самое малое, что можно сделать сегодня в память о жертвах,— это назвать имена палачей, по возможности выявить избежавших ответственности нацистских преступников и показать их миру.

 

#БезСрокаДавности

#Библиотеки#Каневскогосельскогопоселения