16-10-2021 09:24

Из истории кубанского казачества. Проводы в армию.

Из истории кубанского казачества. Проводы в армию.

 

Во второй половине двадцатого века, в послевоенные годы на Кубани  сложился устойчивый обряд – «проводы в армию». Устойчивости этого обряда, видимо, способствовала сама атмосфера в послевоенное время, когда в обществе жило уважительное отношение к человеку военному, а к солдату в особенности. Престиж службы в армии был невероятно высок. Не отслужить в армии по какой-то причине, например, по болезни, считалось несчастьем. Обряд «проводы в армию» означал окончательное повзросление человека и переход его в самостоятельную жизнь.

Обычно о призыве на военную службу молодой человек узнавал заранее. Сообщал об этом родителям, которые «заздалыгоды» начинали готовиться к проводам сына на службу. Накануне он негласно освобождался от своих повседневных обязанностей в семье, а также на работе, если работал, получал некоторое послабление. Считалось, что теперь он взрослый, но главное – ему предстоят трудности и испытания, а потому – «нэхай погуляе пэрэд армией». Особым моментом для призывника было получение повестки. С этого и начинался обряд проводов. Получив повестку, молодой человек обходил друзей, с которыми «парубкував», родню, крестных отца и мать, соседей и приглашал их на проводы. Проводы становились общественной санкцией призывнику, о которой он всегда помнил и ввиду которой неподобающе служить уже не мог. Ведь будет потом и возвращение со службы и общественная оценка того, как он исполнил наказ и напутствие людей, его провожавших: какое воинское звание заслужил, какие награды или знаки отличия имеет. Повестка для призывника была предметом особой гордости. Она сохранялась и наклеивалась потом в «дембельский альбом», также как и вырезка из газеты с приказом министра обороны о демобилизации. Проводы проходили в один или в два дня. В первый день проходил «обед» или «ужин», собственно застолье. Во второй день с утра – «выряжание» призывника. Одаривали, вручали призывнику то, что могло пригодиться в дороге: бритву, мыло, рубашку и т.д. Общими усилиями собирали «торбу» (чемодан) солдату. За столом призывник находился между матерью  и невестой. Если у парня невесты не было, приглашалась знакомая девушка, которая была «вместо невесты». Призывник на проводах находился в центре всеобщего внимания, его «наряжали» и «уквичали». Мать перевязывала сына крест-накрест двумя полотенцами, рушниками. При этом произносилось напутствие, нечто вроде: «Служы – нэ тужы» или «Пэрэвьяжу тэбэ пичальныком, шоб був ты начальныком». Крестная мать надевала на шею новобранцу крестик. Невеста  цепляла на грудь первый, ею подготовленный и вышитый платочек, правую руку перевязывала полотенцем. Затем все приглашенные девушки «уквичалы» парня платочками. Прикрепляли платочки и на фуражку. Платочков было настолько много, что иногда не было видно одежды призывника. Это было знаком пожелания доброй дороги и счастливого и благополучного пути. Раньше новобранцу вручался узелок с родной землей, или какой-то оберег. Позже стали вручать талисман- какую-то дорогую для новобранца вещь из родного дома. Обереги были довольно распространенным обычаем. В этом качестве использовались, как правило, нательные кресты (иногда они вшивались в пояс) и ладанки (ладунки), которые казаки в походах носили рядом с крестом на груди. Это мог быть мешочек со щепоткой родной земли, ладаном из приходской церкви или другой святыней. Они вешались казаку матерью перед отправлением на службу. Бабушкой или матерью вручалась также написанная от руки молитва, обычно «Отче наш», которая зашивалась от посторонних глаз под подкладку фуражки.

За столом произносились напутствия новобранцу. Обычно – по старшинству. Потом бывалые приглашенные вспоминали о своей службе, пелись песни. Утром все участники обряда собирались для «выряжанья» призывника. Продолжалось и застолье. Потом начиналась самая значимая и трогательная часть обряда – выход новобранца из хаты и со двора. Крестная мать вручала иконку, обычно Николая Чудотворца. Тем самым благословляя его на службу. Кто-то из пожилых читал молитвы. Это могла быть молитва «Отче наш». Могла также читаться молитва перед выходом из дома:

«Отрицаюся тебе, сатано, гордыни твоей и служению тебе, и сочетаюся Тебе Христе, во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.»

Выход провожаемого со двора был очень значимым моментом.  Призывник выходил первым, за ним – родители, потом – все остальные. Затем обязательно провожаемый должен был вернуться во двор. Или что-то преднамеренно забыв, или – как бы забыв. И потом уже мать окончательно выводила его со двора платочком – один конец платочка дает ему, за другой держится сама. Хотя в обычной жизни возвращение рассматривается как неблагоприятное для будущих дел явление, в данном случае считалось, что это способствует возвращению со службы. Путь от дома до места сбора все провожающие, вместе с призывником в центре, совершали обязательно пешком. При этом зорко следили, чтобы никто не перешел дорогу с пустым ведром, что считалось не к добру. Не к  добру считалось также, если первой встретится женщина, а не мужчина. При этом новобранец оставался «уквичанным» платочками и полотенцами. Всю дорогу провожающие пели песни. При этом четко обозначался цикл песен, приуроченных именно для проводов в армию. Это – «Последний нонешний денечек», «За лесом сонэ воссияло», «Скакав казак черэз долыну», «Провожала матэ сына у солдаты», «Прощай, мий край, дэ я родывся» и др. Обязательной на проводах, особенно, когда провожающие шли к месту сбора призывника, была гармошка. Гармонистом обычно был кто-то из товарищей, друзей, «корешей» призывника. По пути к месту сбора призывников обязательно заходили в ателье сфотографироваться. Всеми участниками обряда осознавалась важность и значимость переживаемого момента. По прибытии к месту сбора или на вокзал провожаемому давались последние напутствия, выпивали «по чарци», «на коня». Перед отправление в дорогу призывник снимал с себя полотенца и платочки. Платочки оставлял  у себя, а рушники вручал матери, которая хранила их в укромном  месте и отдавала их сыну после возвращения его со службы. Потом уже ждали от солдата вестей. Если приходило благодарственное письмо от командования из части, где сын служил, это становилось целым событием для всей родни.

 

 

#Библиотеки#Каневскогосельскогопоселения# Библиотека_Возрождение